Пись­мо шестое ИПСИПИЛА — ЯСОНУ

Пись­мо шестое
ИПСИПИЛА — ЯСОНУ

Слу­хи идут, что при­вел ты корабль к бере­гам фес­са­лий­ским,
Шерсть овцы золо­той — груз дра­го­цен­ный — при­вез.
Если поз­во­лишь, тебя поздрав­ляю с воз­вра­том счаст­ли­вым,
Хоть изве­стить меня сам дол­жен ты был бы пись­мом.
5
Пусть мимо нашей зем­ли ты про­плыл, вопре­ки обе­ща­ньям, —
Может быть, ветер не дал там, где хотел ты, при­стать;
Но, чтоб пись­мо напи­сать, не нуж­ны попу­т­ные вет­ры,
А Ипси­пи­ле при­вет было за что посы­лать.
Так поче­му же пись­мо отста­ет от мол­вы, от кото­рой
10
Знаю о Мар­со­вых я в плуг запря­жен­ных быках,
И о мужах, что взо­шли на тобою засе­ян­ной пашне,
Про­тив кото­рых тебе меч обна­жить не при­шлось,
И о дра­коне, без сна сто­ро­жив­шем шку­ру ове­чью,
И о похи­тив­шей шерсть жел­тую дерз­кой руке?
15
Если бы тем, кто верит с трудом, мог­ла я отве­тить:
«Сам он писал мне о том» — как я была бы гор­да!
Впро­чем, сколь­ко бы муж не меш­кал долг свой испол­нить,
Если тво­ей оста­юсь, не о чем мне горе­вать.

Но гово­рят, что с тобой при­плы­ла из Кол­хиды кол­ду­нья,
20
Чтобы в обе­щан­ный мне брач­ной покой твой вой­ти.
Как лег­ко­вер­на любовь! Как хоте­лось бы верить, что мужа
Я пона­прас­ну виню в несо­вер­шен­ных гре­хах!
К нам недав­но при­плыл из Гемо­нии гость-фес­са­ли­ец;
Чуть лишь сту­пил на порог, — спра­ши­вать я нача­ла:
25
«Как там мой Эсо­нид? Что он дела­ет?» Гость мой сму­щен­ный
В зем­лю поту­пил гла­за и не ска­зал ниче­го.
С места сры­ва­юсь стрем­глав, на себе раз­ры­ваю одеж­ду,
«Жив он? — кри­чу. — Или рок вслед при­зы­ва­ет меня?»
«Жив», — отве­ча­ет, но я с оро­бев­ше­го тре­бую клят­вы,
30
Верить не смею, что ты жив, хоть свиде­те­лем бог.
Толь­ко опом­ни­лась я, о делах тво­их спра­ши­вать ста­ла;
О мед­но­но­гих быках Мар­са он мне рас­ска­зал,
И о зме­и­ных зубах, вме­сто семе­ни бро­шен­ных в зем­лю,
И о взо­шед­ших из них воору­жен­ных мужах,
35
Так­же о том, как погиб от усо­би­цы строй зем­ле­род­ный,
Днем одним исчер­пав жиз­ни отпу­щен­ный срок.
Змей побеж­ден; и опять, уце­лел ли Ясон, я спро­си­ла;
Верить надеж­да велит, верить меша­ет боязнь.
Он же ведет свой рас­сказ, обо всем повест­вуя подроб­но,
40
И от искус­ных речей раны закры­лись мои.

Горе! Где клят­вы твои? Где вер­ность? Где пра­во супру­ги?
Факел, достой­ный зажечь лишь погре­баль­ный костер?
Я не украд­кой тебе женою ста­ла: Юно­на
Брак наш скре­пи­ла, и с ней в пест­ром вен­ке Гиме­ней.
45
Нет, не Юно­на, увы, не Гимен, а Эри­ния злая
Пере­до мною нес­ла факел кро­ва­вой рукой.
Что мне миний­цев отряд? На что мне Три­то­нии сос­ны?
Корм­чий Тифий, тебе что до отчиз­ны моей?
Здесь ведь не пас­ся баран, золо­тою свер­каю­щий шер­стью,
50
И не на Лем­но­се был стар­ца Ээта дво­рец.
Я реши­ла спер­ва — но судь­ба не к доб­ру увле­ка­ла! —
Стан чуже­зем­цев про­гнать с ост­ро­ва жен­ским мечом.
В бит­вах дав­но муж­чин побеж­дать лем­ни­ян­ки при­вык­ли;
Надо бы жизнь защи­щать с вой­ском отваж­ным таким!
55
Но при­ня­ла я тебя, и в дом мой и в серд­це впу­сти­ла,
Два­жды здесь лето про­шло, два­жды зима для тебя.
Тре­тий созрел уро­жай, и, под­нять пару­са при­нуж­ден­ный,
Ты мне такие сло­ва, пол­ные слез, повто­рял:
«Прочь уво­зят меня; но если дано мне вер­нуть­ся, —
60
Мужем тво­им ухо­жу, мужем оста­нусь тво­им.
Пусть не погибнет и тот, кого под серд­цем ты носишь,
Пусть у зача­то­го мной будут и мать и отец».
Так ты ска­зал, и от слез, что из глаз тво­их лжи­вых бежа­ли,
Боль­ше ни сло­ва не мог, пом­ню я, вымол­вить ты.
65
Ты послед­ним из всех взо­шел на корабль свой свя­щен­ный;
Выпук­лый парус раздут вет­ром, и мчит­ся Арго,
Синяя никнет вол­на и под киль ложит­ся летя­щий,
Взор твой направ­лен к зем­ле, в море мой взор устрем­лен.
Баш­ня сто­ит над водой, широ­ко ози­рая про­сто­ры;
70
Мчусь на нее, и от слез влаж­ны и щеки и грудь.
Вдаль сквозь сле­зы гля­жу, и, потвор­ст­вуя жад­но­му серд­цу,
Даль­ше обыч­но­го взгляд видит и сквозь пеле­ну.
Сколь­ко было молитв, сколь­ко было тре­вож­ных обе­тов!
Ты уце­лел, и теперь долж­но мне их испол­нять.
75
Мне испол­нять их? Зачем? Ведь пло­ды доста­лись Медее!
В серд­це сме­ша­лись боль­ном ярост­ный гнев и любовь.
В хра­мы нести ли дары? Ведь живым я теряю Ясо­на, —
Как за ущерб мой про­лью кровь бла­годар­ст­вен­ных жертв?

Я нико­гда не была спо­кой­на — веч­но боя­лась,
80
Как бы гре­чан­ку тебе в жены не выбрал отец.
Были гре­чан­ки страш­ны — а сопер­ни­цей вар­вар­ка ста­ла,
Враг неждан­ный нанес рану смер­тель­ную мне.
Не кра­сотою ее, не заслу­га­ми был поко­рен ты —
Силой закля­тий и трав, сре­зан­ных мед­ным сер­пом.
85
Сво­дит насиль­но она луну с пути кру­го­во­го,
Может и солн­ца коней тьмой непро­гляд­ною скрыть,
Воды изви­ли­стых рек и пото­ки лег­ко оста­но­вит,
С места заста­вит шаг­нуть дикие кам­ни и лес;
Бро­дит меж­ду могил, рас­пу­стив и одеж­ду и кос­мы,
90
Ищет на теп­лых кост­рах кости, что надоб­ны ей;
Может и даль­них заклясть: вос­ко­вую про­ко­лет фигур­ку
Печень несчаст­но­му вмиг тон­кое жало прон­зит;
Есть и такое, о чем мне луч­ше не знать; но не зельем —
А кра­сотой и душой долж­но любовь добы­вать.
95
Как ты можешь ее обнять мол­ча­ли­вою ночью,
С нею остать­ся и спать, не опа­са­ясь беды?
Впрячь уда­лось ей в ярмо и тебя, как быков мед­но­но­гих,
Был и ты укро­щен тою же силой, что змей.
Хочет к тому же себе при­пи­сать она подвиг миний­цев,
100
Ста­ла пре­гра­дой теперь муж­ни­ной сла­ве жена.
Да и народ убедить при­вер­жен­цы Пелия могут
В том, что лишь зелья ее вам пода­ри­ли успех:
«Не Эсо­нид — Ээто­ва дочь, фасий­ская дева
Фрик­са овцы золо­той шку­ру суме­ла добыть».
105
Роп­щет отец, увидав из стра­ны студе­ной невест­ку,
Мать недо­воль­на тобой, — можешь спро­сить у нее.
Пусть Медея себе с Танаи­са мужа оты­щет,
Или со скиф­ских болот, иль из Кол­хиды сво­ей!

Непо­сто­ян­ный Ясон, сам ты лег­че весен­не­го вет­ра, —
110
Вот поче­му так лег­ки все обе­ща­нья твои.
Мужем моим ты отплыл, чужим ты мужем вер­нул­ся,
Я же оста­лась тво­ей, как при отплы­тье была.
Если пре­льща­ют тебя родо­ви­тость и знат­ное имя,
Вспом­ни: Фоан­та ведь я, вну­ка Мино­со­ва, дочь.
115
Вакх — мой дед, и венец супру­ги Вак­ха сия­ет
В небе, свер­ка­ньем сво­им мень­шие звезды затмив.
Лем­нос полу­чишь за мной в при­да­ное — щед­рую зем­лю,
А сре­ди про­чих богатств будешь и мною вла­деть.
Я роди­ла; ты можешь, Ясон, нас обо­их поздра­вить.
120
Плод, зача­тый тобой, было мне слад­ко носить.
Счаст­ли­ва я и чис­лом сыно­вей: меня награ­ди­ла
Двой­ней Луци­на — люб­ви нашей зало­гом двой­ным.
Хочешь знать, на кого похо­жи они? На Ясо­на!
Все, кро­ме лжи­вой души, взя­ли они от отца.
125
Их, мате­рин­ских послов, к тебе отне­сти я веле­ла,
Но воро­ти­ла с пути, вспом­нив о маче­хе злой.
Страш­но мне ста­ло: страш­ней Медея, чем маче­ха про­сто,
Ведь к пре­ступ­ле­ньям любым руки при­вык­ли у ней.
Раз­ве та, что в полях раз­бро­са­ла бра­та остан­ки,
130
Тело в кус­ки раз­ру­бив, — наших детей поща­дит?
А гово­рят, что ее пред­по­чел ты сво­ей Ипси­пи­ле!
Вид­но, лишил­ся ума ты от кол­хид­ских отрав.
Дев­ст­вен­ность с мужем чужим поте­рять она не сты­ди­лась, —
Нас же друг дру­гу с тобой факел стыд­ли­вый вру­чил.
135
Пре­дан Меде­ей отец — Фоант спа­сен Ипси­пи­лой,
Бро­си­ла кол­хов она — я лем­ни­ян­кам вер­на.
Впро­чем, что поль­зы? Берет над чест­но­стью верх зло­де­я­нье;
Им лишь бога­та она, им заслу­жи­ла тебя.
Грех лем­ни­я­нок меня не дивит, хоть его осуж­даю:
140
Мстить ору­жьем любым гнев и обида велят.

Пря­мо ответь: если б в гавань мою — как долж­но бы слу­чить­ся —
Вме­сте с дру­зья­ми тебя ветер враж­деб­ный при­гнал,
Если б навстре­чу тебе я вышла с дву­мя близ­не­ца­ми,
Ты не молил бы богов, чтоб рас­сту­пи­лась зем­ля?
145
Мне и детям в гла­за ты каки­ми глядел бы гла­за­ми,
Где бы нашла я, зло­дей, казнь по заслу­гам тебе?
Нет, ника­кая тебе от меня не гро­зи­ла б рас­пла­та, —
Ты-то ее заслу­жил, да Ипси­пи­ла добра.
Толь­ко вме­сте с тобой я гляде­ла бы вво­лю, как льет­ся
150
Кровь у той, что тебя силою чар отня­ла.
Ста­ла бы я для Медеи сама Меде­ей. О, если б
С неба молит­ве моей внял спра­вед­ли­вый Отец!
Пусть томит­ся, как я, мое­го захват­чи­ца ложа,
Пусть она на себе свой испы­та­ет закон,
155
Так же, как бро­ше­на я, жена, родив­шая двой­ню,
Пусть поте­ря­ет она мужа и двух сыно­вей.
Страш­но добы­тое пусть утра­тит быст­ро и страш­но,
Пусть в изгна­нье она ищет при­ста­нищ себе.
Та, что пагу­бой злой была для отца и для бра­та,
160
Пусть для тебя, для тво­их пагу­бой будет детей.
В воздух под­ни­мет­ся пусть, отвер­же­на морем и сушей,
Кро­вью зали­тая, пусть бро­дит без сил, без надежд.
Молит Фоан­то­ва дочь, чей брак раз­ру­шен ковар­ст­вом:
Про­клят да будет навек брак ваш, и муж и жена!

 

 

——————————————————————